Путешествуя по стране:

Талгарцы - участники Великой Отечественной войны (1941-

News image

История города хранит впечатляющие страницы роли жителей в Великой Отечественной войне. Достаточно сказать, что в июле 1941 года в городе началось ф...

More in: Заповедники Казахстана, Интересные места Казахстана, Талгар, Шелковый путь, Музеи Казахстана, Древние города Казахстана, Новости

Казахстан сегодня:

News image News image News image News image
News image News image News image News image

Культура Казахстана:

Доисламская культура и устное творчество

News image

Устное творчество. В VI-VIII вв. среди тюркоязычных племен Казахстана существовала устно-поэтическая традици...

+Далее...

Материальная и духовная культура казахов

News image

Казахи - древний и самобытный народ, обладающий большим и разнообразным культурным наследием. Материальна...

+Далее...

Чем характеризуется традиционная культура казахов?

News image

Традиционная культура казахов отличается своим истинным своеобразием, особым философским осмыслением суще...

+Далее...

Авторизация

Забыли пароль? Регистрация

Погода:

Музеи Казахстана:

Мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави

News image

Мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави — мавзолей на могиле поэта и проповедника Ходжи Ахмеда Ясави, расположенный в городе Туркестане в Юж...

Мавзолей шейха Ибрагима

News image

В народе повелось говорить, будто «святых (бабов) в Сайраме не счесть». В среде тюркоязычных народов испокон веков благодарные п...

Мавзолей Карашаш-аны

News image

Это исторический памятник, возвышающийся в центре Сайрама. Впервые мавзолей был воздвигнут в ХШ веке над могилой Карашаш-аны - м...

Главная Древние города Казахстана Средневековой археологический комплекс Сауран в Южном Казахстане



Средневековой археологический комплекс Сауран в Южном Казахстане

Путешествие по стране - Древние города Казахстана

средневековой археологический комплекс сауран в южном казахстане

Развалины городища Сауран находятся в пустыне в 40 км к северо-западу от г. Туркестан (до XVII в. Ясы) (Кызылординская область республики Казахстан). Это самые эффектные и наиболее сохранившиеся средневековые руины в Казахстане. Со времени первого археологического обследования (Лерх 1867; Гейнс 1898) в специальной литературе Сауран понимается и описывается как отдельное городище, имеющее в плане вид овала и окруженное сравнительно хорошо сохранившимися крепостными стенами (Лерх 1870, 16-17; Свод 1994, 308-310). Пригородная зона со следами средневековых агро-ирригационных планировок понимается как обширная сельскохозяйственная округа, площадь которой оценивается по-разному и приблизительно. До сих пор при визуальном осмотре, а тем более - на аэрофото, здесь четко различимы отдельные усадьбы с прямоугольными огороженными приусадебными участками садов, виноградников и огородов, сеть каналов и арыков. Еще в конце 60-х годов в результате дешифровки аэрофотографий окрестностей городища были выявлены следы кяризов - подземных водоводных галерей, подводивших грунтовую воду к городу (Акишев, Байпаков 1973, 76-78).

Как имеющее отношение к Саурану, так же со времен П. Лерха, описывается городище Миртобе в 6 км к северу (Свод 1994, 307). Исследователи полагают, что в названии этого небольшого укрепления у сардобы с разбитым вокруг садом-парком, отразилось прозвище Мир-Араб, которое имел местный сеид Эмир-Абдаллах, известный так же тем, что он построил и подарил, по сведениям Зейнатдина Васифи, городу два уникальных живительных кяриза (Байпаков, Смагулов 2005, 74-77). С ранней историей города Сауран связывается городище Каратобе, расположенное в трех км южнее позднесредневековой крепости и имеющее культурные слои датируемые с сер. I тыс.н.э. до XIII в. (Свод 1994, 307; Байпаков, Смагулов 2005, 62-65).

Таким образом, с историей города Сауран на современном уровне знаний вполне обосновано связывается ряд разнохарактерных конкретно локализованных археологических памятников разной степени сложности. Каждый из них, естественно, имеет свою индивидуальную структуру, но все вместе они образуют совокупность (комплекс) которая характеризует такое явление как средневековый город, гораздо полнее, чем анализ каждого из них по отдельности. Поэтому, обобщая материал и наблюдения, полученные при их анализе мы можем сформулировать и предложить понятие «Сауранский археологический комплекс», который более полно и всесторонне характеризует средневековую городскую культуру Казахстана. Из вышесказанного вытекает, что под «Сауранским археологическим комплексом» следует понимать совокупность разноплановых и разнохарактерных археологических объектов связанных во времени исторической судьбой, а в пространстве структурообразующими связями и в целом разносторонне характеризующих непрерывную историю культуры определенного социума на конкретной территории.

Основные структурообразующие компоненты Сауранского археологического комплекса уже в разной степени исследованы, описаны, зафиксированы на местности. Поскольку они являются разнотипными археологическими памятниками, а в нашем случае и разномасштабными, то, естественно, требуют различного подхода, разной методики исследования и фиксации, при этом они обладают различным познавательным потенциалом для исследования и характеристики различных сторон городской культуры. Это, прежде всего городище-крепость Сауран с прилегающей пригородной территорией и некрополем. Этот памятник предварительно исследовался археологически, в рамках реализации Государственной Программы «Культурное наследие» здесь развернуты широкомасштабные исследования ряда выдающихся архитектурно-археологических объектов (мечети, медресе, ханака, усадьбы, городские ворота) (Байпаков 1999; Смагулов 2000, 100-109; Байпаков, Смагулов 2005, 81 сл.). Археологические работы ориентированы на создание здесь города-музея (Байпаков и др., 2005, 304-307). Городище неоднократно и достаточно подробно охарактеризовано (Байпаков, Смагулов 2005, 67 сл.), поэтому не будем останавливаться на его описании. Отметим лишь, что городище Сауран, как и любое городище, обладает своей сложной внутренней структурой, отражающей структуру средневекового города в его историческом развитии.

На сегодняшнем уровне знания мы можем определить такие крупнейшие составляющие города (Смагулов 2007, 126-134):

Дальнейшее детализированное исследование топографии города, вероятно, приведет к выделению других значимых зон города. Определение, описание, исследование структурных элементов городищ является обязательным условием археологического исследования городских образований. В нашем случае одной из первостепенных задач является определение реальных границ и адекватное описание пригородной зоны.

Следующим по значимости и масштабности является городище Каратобе. Основанием включения этого городища в Сауранский археологический комплекс служат итоги исследования исторической географии региона, в частности, работы по локализации средневековых городов Казахстана. Поскольку на городище Сауран в основании свиты культурных напластований не были выявлены слои и материалы датируемые более ранним временем чем XIII-XIV вв., а в письменных памятниках Сауран упоминается с X в., в середине прошлого века было сформулировано мнение о том, что ранний Сауран локализуется где-то на левом берегу р. Сырдарья (Агеева, Пацевич 1958, 109-110), т.е. город за свою многовековую историю сменил свое местоположение. (Это вполне ординарное явление в истории городов вообще, а в Центральной Азии - тем более). Позже предлагалась локализация до монгольского Саурана на месте городища Мейрамтобе, имеющего своеобразную топографию с многорядными кольцевыми стенами (Байпаков 1986, 27). И лишь более детальные историко-топографические исследования позволили локализовать ранний Сауран на ближайшем к позднему Саурану городище Каратобе (Свод 1994, 307; Байпаков 1998, 65-70). Предварительные археологические исследования на городище датировали его верхний культурный слой и, значит, верхний рубеж интенсивной городской жизни, XII-XIIIвв. (Байпаков, Смагулов 2005, 62-67). Эту датировку можно уточнить после проведения масштабных археологических исследований. Эта датировка совпала по принципу последовательности с датировкой нижних слоев внутри крепостных стен Саурана. А обнаружение под первичным строительным горизонтом позднего Саурана захоронений послужило основанием для гипотезы о перемещении нового города на место старого городского кладбища (Смагулов, Туякбаев, Ержигитова 2000). Т.е. в данном случае мы можем говорить о хронологической и территориальной преемственности, что в свою очередь, усиливает аргументацию в пользу локализации раннего Саурана на городище Каратобе.

Визуальные топографические обследования на местности и анализ имеющейся теперь детальной аэрофотосъемки городища Каратобе, позволяют представить данный объект как достаточно сложный и интересный памятник городской культуры. Его топографию можно описать как три, ограниченных крепостными стенами, пространства, почти строго концентрически вписанных друг в друга.

Контур наружных стен описывает почти правильный круг диаметром 1900-2000м и площадью около 3 км2 с ломаным периметром стен. Стены местами имеют прямые участки, иногда образуют прямые углы, местами идут по дуге. Они плохо распознаются на местности, но достаточно четко дешифруются на аэрофотографиях сделанных при боковом освещении. Обращает на себя внимание вроде бы отсутствие регулярных крепостных башен по периметру этой стены. Но за то имеются характерные повороты стены под прямым углом не обусловленные особенностями рельефа местности. Очевидно, здесь мы имеем специальный фортификационный прием, обеспечивающий фланговую оборону наиболее ответственных участков стены с верхней стрелковой галереи шедшей по гребню стены. В теории крепостного строительства еще с античных времен известен прием возведения стен, в виде меандров или зубьев. Среднеазиатским вариантом воплощения этого приема, по мнению специалистов, является ранняя южная городская стена Пенджикента (Беленицкий, Бентович, Большаков 1973, 20; Семенов 1990, 60).

Внутреннее пространство территории охваченной внешним кольцом стен лишь местами имеет плотную застройку, особенно в западной половине. Культурный слой, наличие которого дешифруется по массивам сплошной застройки желтого цвета, занимает примерно одну четверть всей внутренней площади. Остальная территория, скорее всего, не имела сплошной застройки капитальными зданиями. Через эту территорию с северной стороны протекали две естественные, судя по меандрирующим руслам, речушки. Западная речка уже внутри города имеет разветвленную сеть естественных (или искусственных?) русел. В центре этой территории между речными руслами расположен собственно город со сплошной капитальной застройкой. Этот участок имеет квадратную в плане форму, ориентированную углами по сторонам света с длиной сторон около 550 м и занимает площадь примерно в 0,3 км2. Прямой угол этой площади особенно отчетливо читается в северо-западном углу. Остальные угловые части этого участка к настоящему времени оказались срезанными и деформированы нивелировкой под поздние поля, а так же руслами арыков. Но сохранившиеся не потревоженными края сплошной застройки с южной и восточной сторон, похоже, были первоначально параллельны северному и западному краю.

Опять же в центре этого участка высится центральный холм городища (цитадель) неправильно овальной формы с прямой южной стеной. Его площадь 340 х 280 м, поверхность возвышается над окружающей «квадратной» территорией на 6-8м. В самом центре этого холма в микротопографии хорошо читается «заплывший» прямоугольник размерами 130 х 115 м. В его юго-восточной части в виде массивного холма находится наивысшая точка всего городища. Здесь до недавнего времени стоял триангуляционный знак.

Таким образом, в настоящее время мы можем реконструировать на городище Каратобе три ряда концентрических крепостных стен (линий обороны). Первая стена (наружная) охватывает площадь в 3км2 и имела общую протяженность около трех километров. Обращает на себя внимание «изломанность» линии этой стены. Можно полагать, что изломанный контур служил для придания стене повышенных фортификационных свойств. Внутренний город был ограничен стеной длиной в 2200м. ограничивающей почти правильный квадрат. Овальную цитадель в центре квадрата охватывала стена протяженностью около 1000м.

Как выше отмечено, верхний рубеж интенсивной городской жизни на Каратобе – XII (нач. XIII?) вв. (Байпаков, Смагулов 2005, 62-67). Значить описанная выше топография городища характеризует город IX-XII вв., т.е. саманидского и караханидского времени, времени наивысшего расцвета городской жизни на юге Казахстана, всплеска роста городов и вообще оседлой культуры в регионе (Беленицкий, Бентович, Большаков 1973, 195). Отмеченные выше топографические особенности свидетельствуют, что город был заложен и первоначально строился по четкому градостроительному и архитектурному плану. Предварительная характеристика его основных топографических элементов и структурных частей (концентрическая зональность, продуманность фортификации, обеспеченность водой и пр.) говорят о высоком уровне проявленного здесь градостроительного искусства. Если учесть, что городище в целом мало пострадало от позднейшей сельскохозяйственной деятельности и его верхние строительные горизонты X-XII вв. не перекрыты более поздним строительным горизонтом, то нужно признать, что этот памятник достоин перспективного комплексного исследования, и главное, охраны.

Уникальным вообще для средневековой культуры Казахстана памятником загородной садово-парковой архитектуры является следующий элемент сауранского архитектурного комплекса - Миртобе. Обычно в описании этого памятника фигурирует квадратное укрепление с длиной сторон около 70 м и высотой стен до 5-6 м и какие-то сельскохозяйственные планировки с остатками жилья в его окрестностях (Свод 1994, 307). Эта местность, как можно обосновано предположить, описана у хорошо известного, неоднократно цитированного автора начала XVI в. Зейнетдина Васифи (Болдырев 1957). Нужно сказать, что приведенные им сведения в целом хорошо «ложатся» на карту местности. Более того, анализ детальных аэрофото позволяет скорректировать их и дополнить. Помимо собственно квадратного укрепления Миртобе к востоку от него четко различим на местности и на аэрофото еще один аналогичных размеров квадрат. Возможно, здесь мы имеем сильно оплывшие развалины более раннего укрепления, которое при Мир-и Арабе не стали восстанавливать, а рядом построили новое.

Что касается чарбага (благоустроенного сада-парка), он может соответствовать, или огороженной стенами территории, окружающей крепости (на первом этапе), или, скорее всего, другой планировке, обнесенной прямыми стенами с выступами регулярно расположенных башен. Площадь огражденного участка примерно 300 х 1200 м. Следы этой планировки особенно отчетливо фиксируются на аэрофото на расстоянии 150 м к северо-востоку от крепости6. Данная планировка фактически построена на линиях кяризов и как-то (пока не ясно) соединена с ними. Внутри ее стен расположен водоем, а также руины какого-то сооружения, которое может соответствовать хозяйственным помещениям описанным Васифи. Вдоль этого участка за стеной прослеживается линия другого кяриза. Внутреннее пространство имеет характерную «гребенчатую» планировку, свойственную для следов виноградников, а в центре участка читается понижение подквадратной формы площадью 35 х 30 м, где можно предполагать развалины упомянутой Васифи сардобы – специального подземного, обычно купольного, сооружения для сбора и хранения грунтовой воды.

На основе детальной фиксации агро-ирригационных планировок в районе Миртобе и севернее Саурана документально установлено, что кяризы Саурана и Миртобе конструктивно не связаны между собой и представляют разные системы. Они даже не пользуются одним и тем же подземным водным источником и состоят из двух разных систем кяризов, расположенных в разных зонах (Deom, Sala, 2005, 120-132). Т.е. сведение Васифи, что исток кяризов построенных Мир-и Арабом и подводивших воду к Саурану расположен у Миртобе, не находит пока подтверждения. Впрочем, как и некоторые другие сведения о параметрах «кяризов Мир-и Араба» (Смагулов 2003, 172-190; Байпаков, Смагулов 2005, 73-80).

Наличие кяризной системы водоснабжения города придает дополнительную уникальность сауранскому археологическому комплексу. Впервые следы кяризов, построенных на средства местного духовного и финансового магната Мир-и Араба, были отмечены, как выше упоминалось, при анализе аэрофотосъемки окрестностей городища Сауран еще в конце 60-х годов прошлого века (Акишев, Байпаков 1973, 76-78). В 1986-88 годах В.А. Грошев в составе Южно-Казахстанской Комплексной археологической экспедиции начал полевые работы с целью археологического изучения кяризов Саурана. Он обнаружил 3 линии кяризов, и, исходя из полученных данных, предположил, что все 3 линии могли бы быть частью одной и той же очень крупной системы, мы предложили назвать ее Большой Сауранский кяриз, о которой писал Васифи, с истоком, расположенным в районе средневековой крепости Миртобе. В отчете говорится о раскопках на глубину до 4 м в двух колодцах первой линии кяризов, хотя на местности заметны следы раскопок 11 колодцев, в результате которых следов подземных галерей не было обнаружено (Грошев 1996, 184-186).

Таким образом, стало ясно, что применение только археологических методов исследования к данному виду памятников средневековой гидротехнической культуры оказывается не достаточным. Назрела необходимость использование иных подходов и методик фиксации, описания и изучения этого феномена. Новые материалы нам удалось получить при реализации условно называемого «гео-археологического» подхода к разведке, фиксации и документации (Смагулов 2003, 172-190). Примененная методика позволила выявить, документировать, картографировать в районе средневекового Саурана следы 235 кяризов разной протяженности (в реальности их значительно больше). Если предполагать под кольцевыми цепочками, фиксируемыми на поверхности земли, подземные водоводные туннели-галереи, то их общая протяженность составит более 110 км.

Установлено, что средневековый город Сауран располагался в нижней дельтовой части трех бывших горных речек, бравших начало в горах Каратау – Тастаксай, Аксай и Майдантал, текших с южных склонов гор Каратау в сторону Сырдарьи. Их средние и нижние русла имели множество параллельных, отклоняющихся и сходящихся разветвлений. В целом они составляют три конуса выноса, сходящиеся все вместе в пустыне, в районе древних городищ Каратобе и Сауран, где и происходит соединение их наземных и подземных вод (Deom, Sala 2005, 120-132). В Майдантале находятся самые крупные наземные и подземные потоки воды и фактически этот район составляет главный гидрологический фундамент бассейна; поток реки Аксай менее значительный, но, в связи с его расположением в центральной и более низкой местности, то он имеет среднее и нижнее русло, которое снабжается водой в месте, где сходятся подземные воды двух других потоков. Кроме главного каньона рек Тастаксай и Майдантал и более низких участков реки Аксай, которые имеют хоть и скудный, но постоянный поток воды почти в течение круглого года, все другие русла рек имеют водоток только весной.

Вдоль этих речных русел и выявлена необычайная концентрация следов кяризов (описание фиксируемых на местности следов кяризов см. например: Акишев, Байпаков 1973, 76-78; Смагулов 2003, 172-190). Документально установлено, что два сауранских кяриза упоминаемые в сочинении Васифи «Удивительные события…» отнюдь не являются уникальными и невиданными ранее здесь сооружениями. Кяризы сооружались не только для водоснабжения города, но также для полива полей, т.е. в целях ирригации и появились они здесь значительно раньше, чем построенные Мир-и Арабом. В местных условиях аридного среднеазиатского климата земледелие и стационарные поселения не могли базироваться только на дебете горных речек, питавшихся в основном паводковыми и родниковыми водами. Обычно на таких землях в летний жаркий период возникал острый дефицит воды. Чтобы преодолеть этот дефицит, создать надежную водную базу земледелию и были созданы кяризы, использующие благоприятные местные гидрологические условия и стабильно обеспечивающие живительной водой посевы и поселения.

Таким образом, нами в регионе зафиксирована и документирована устойчивая традиция активного использования подземных грунтовых вод в целях водоснабжения городов (Сауран, Туркестан) и орошения полей, садов и огородов в эпоху средневековья. Теперь встает задача датирования времени появления кяризов в регионе и изучение их конструкции. Учитывая важность водных источников в местных весьма аридных условиях можно считать систему кяризного водоснабжения и орошения Саурана одним из важнейших элементов археологического комплекса. Средневековые арабо-персидские письменные источники очень редко и мало говорят о кяризах, хотя, характеризуя какой ни будь город Средней Азии или Хорасана они обычно упоминают водные источники, благодаря которым и существовал тот или иной город или крупное селение. Характерно, что в фундаментальном обзоре этих сведений В.В. Бартольда упоминается лишь о кяризах Мерва, Феравы и Саурана (Бартольд 1965, 130, 138, 225). Экологическая ценность кяризной (по сути - родниковой) воды признана современными гидроэкологами (Тарсунов 2002), а в традиционной культуре Центральной Азии широко известно особое ее почитание. Причем это особое отношение, как к «священному дару» вплоть до сакрализации, характерно как для сельского, кочевого и полукочевого населения, так и для жителей больших городов. Например, среди жителей Самарканда до недавнего времени сохранялось представление о чудесных лечебных свойствах вод каналов Обирахмат и Обимахшад. Эти каналы питаются подземными водами родников (карасу) (Исамиддинов 2002, 16).

Система кяризов совместно с утилизацией сезонных поверхностных вод посредством тоганов и арыков, четко фиксируемых в микротопографии местности, обеспечивала функционирование обширной сельскохозяйственной зоны расположенной в бассейне указанных рек и в окрестностях города Сауран. Следы средневековых агро-ирригационных планировок хорошо фиксируются на поверхности и мало искажены позднейшей деятельностью. Зона их распространения как бы охватывает и объединяет выше описанные прочие элементы сауранского археологического комплекса. В целом данный памятник развитой сельскохозяйственной округи Саурана документирует известное теоретическое положение об аграрном характере средневековых среднеазиатских городов, в отличие, например, от западноевропейских.

Как видим, системное обобщение археологических, исторических, топографических данных подводит нас к несколько иному, чем принятое, пониманию археологического памятника оставшегося на месте существования одного из известнейших средневековых городов Казахстана, каковым был исторический Сауран. А именно как обширного пространства в средней и нижней части междуречья Тастаксай-Майдантал с хорошо сохранившимися археологическими следами различных элементов городской структуры. Для науки такой подход не нов, и там где это возможно в описании городищ говорится как об «археологическом комплексе», например, с некрополем, или с пригородной зоной с различными элементами пригородной застройки, или со следами сельскохозяйственного освоения. Уникальность памятника Саурана заключается в том, что все основные элементы его археологического комплекса пока еще имеют удовлетворительную сохранность и доступны для исследования. Причем эти элементы (структуры) территориально смежные, а чаще, перекрываю друг друга. Понимание археологического памятника Саурана как комплекса разнотипных памятников имеющих обширную зону распространения позволяет по иному подходить и к вопросам его охраны. Территория распространения сауранского археологического комплекса по предварительным оценкам занимает площадь примерно в 30-35 км2 вытянутую по направлению северо-восток – юго-запад. В нижней, южной части с северо-запада на юго-восток ее пересекают автомобильная и железная дорога с соответствующими полосами отчуждения. Очевидна необходимость государственной охраны не только отдельных памятников (крепость Сауран, Каратобе и т.д. с полагающими им по «Закону об охране памятников…» 50-ти метровой охранной полосой), а зоны (территории) их распространения в целом, как археологического заповедника, с соответствующим землеотводом и соответствующим статусом (статьи 36 и 37 Закона Республики Казахстан «Об охране и использовании историко-культурного наследия»).




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Слово назидания:

Слово Седьмое

Ребенок рождается на свет, наследуя два начала. Первое из них требует еды, питья и сна. Это — потребность плоти, без этого тело не может служить пристанищем для души, не будет ра...